Ин. 1: 1, 14, 18. В начале было Слово, и Слово было с Богом, и Слово было Бог. И Слово стало плотью и обитало среди нас, и мы увидели славу Его, славу как Единородного от Отца, полного благодати и истины. Бога никто не видел никогда: Единородный Бог, сущий в лоне Отца, Он открыл.


Библия как история.

Вернер Келлер

Древневавилонское сказание о потопе

Эпос о Гилъгамеше и Библия. - Двенадцать глиняных табличек из Ниневии. - Древняя эпическая поэма из библиотеки Ашшурбанипала. - Утнапиштим - шумерский Ной? - Секрет горы Арарат. - Гигантский корабль в ледяном музее.- Экспедиции в поисках ковчега.

    "И сказал Бог Ною... Сделай себе ковчег из дерева гофер; отделения сделай в ковчеге и осмоли его смолою внутри и снаружи" (Быт. 6:13-14).

    На рубеже веков, задолго до того как Вулли открыл Ур, еще одна находка вызвала большой интерес и породила оживленные дискуссии о происхождении Священного Писания. Из туманных глубин Древнего Востока появилась на свет древняя таинственная история - героический эпос: около трехсот четверостиший, записанных на больших глиняных табличках. В нем рассказывается об удивительных приключениях легендарного царя Гильгамеша.

    Этот текст изумил ученых: Гильгамеш рассказал историю, в точности похожую на библейскую, - о человеке, который пережил мощный разрушительный потоп.

    Откуда же пришла эта великолепная эпическая поэма? В ходе раскопок в 50-х годах прошлого столетия британские археологи нашли эти двенадцать глиняных табличек, а вместе с ними - еще около двадцати тысяч других. Все они хорошо сохранились среди руин библиотеки Ниневии, которая признана самой знаменитой библиотекой древнего мира. Ее построил царь Ашшурбанипал в VII в. до н. э. в древней Ниневии, на высоком берегу Тигра. Сегодня на другой стороне реки в небо устремляется нефтяная вышка Мосула. Эти бесценные сокровища, упакованные в ящики, отправились в долгое путешествие из Ниневии в Британский музей. Но на протяжении нескольких десятилетий истинная ценность этих текстов оставалась нераскрытой: их долго не могли расшифровать. Несмотря на все усилия ученых, таблички хранили молчание. Незадолго до 1900 года в скромной лаборатории Британского музея эти древние тексты после двадцатипятивекового перерыва вновь явили миру одну из прекраснейших повестей Древнего Востока. Ассириологи впервые прочли сказание о Гильгамеше. Оно было написано на аккадском языке - придворном и дипломатическом языке времен царя Ашшурбанипала. Но эпос о Гильгамеше не относится к тому времени, когда он появился в библиотеке Ниневии, - он на тысячу лет старше. Как обнаружилось, он восходил еще ко времени царя Хаммурапи: вскоре была найдена другая копия в столице Хаммурапи на Евфрате. Дальнейшие находки подтвердили мнение, что эпос о Гильгамеше был включен в богатое культурное наследие всех великих народов Древнего Востока. Хетты и египтяне переводили его на свои языки; и на клинописных табличках, обнаруженных на берегах Нила, до сих пор ясно видны пометки красными чернилами напротив тех частей, которые египетские переписчики нашли трудными для перевода.

    Наконец, маленький глиняный обломок дал ключ к происхождению эпоса о Гильгамеше. Мир обязан созданием подлинника этого произведения шумерам, народу, чья столица находилась на месте Ура.

    Гильгамеш, как рассказывает нам клинописная запись на одиннадцатой табличке из библиотеки в Ниневии, решил обрести бессмертие и отправился в долгое путешествие, полное приключений, чтобы найти своего предка Утнапиштима, которому боги даровали вечную жизнь. От него он надеялся узнать секрет бессмертия. Когда Гильгамеш достиг острова, на котором жил Утнапиштим, то спросил его о "секрете жизни". Утнапиштим рассказал ему, что когда-то давным-давно он жил в Шуруппаке и был верным почитателем бога Эа. Когда боги решили уничтожить человечество и послать на людей потоп, Эа предупредил преданного ему Утнапиштима и приказал ему: "Человек из Шуруппака, сын Убартуту, снеси жилище, построй корабль; оставь богатство, ищи жизнь, презри имущество, спасай свою душу! Погрузи семена всех живых существ на корабль - на корабль, который ты построишь. Пусть будут точны его размеры".

    Чудесная история, которая последовала дальше, хорошо известна. То, о чем узнал шумерский Утнапиштим, Библия рассказывает нам о Ное.

    "И сказал Бог Ною... Сделай себе ковчег из дерева гофер... Введи также в ковчег из всех животных и от всякой плоти по паре, чтоб они остались с тобою в живых: мужеского пола и женского пусть они будут" (Быт. 6:13,14,19).

    Чтобы проще было сравнивать, давайте расположим друг напротив друга то, что Утнапиштим говорит о своем великом испытании, и то, что Библия рассказывает нам о Ное и о потопе.

    В соответствии с приказанием бога Эа Утнапиштим строит корабль и говорит:

В пятеро суток заложил я кузов:

Треть десятины площадь, борт сто двадцать локтей высотою.
И сделай его так: длина ковчега триста локтей; ширина его пятьдесят локтей, а высота его тридцать локтей (Быт. 6:35).

Шесть в корабле положил я палуб,

На семь частей его разделивши ими,
строй в нем нижнее, второе и третье жилье (Быт. 6:16).
Его дно разделил на девять отсеков.отделения сделай в ковчеге Быт. 6:14).
Три меры смолы туда налил я.и осмоли его смолою внутри и снаружи (Быт. 6:14).










    Когда Утнапиштим закончил постройку корабля, он устроил роскошный пир. Он резал овец и быков для тех, кто помогал ему строить корабль, и "соком ягод, маслом, сикерой, вином и красным, и белым народ поил, как водою речною". Дальше он продолжает:

Нагрузил его всем, что имел живой я твари,

Поднял на корабль всю семью и род мой,

Скот степной и зверье, всех мастеров я поднял.
И вошел Ной, и сыновья его, и жена его, и жены сынов его с ним в ковчег от вод потопа. И из скотов чистых и из скотов нечистых, и их всех пресмыкающихся по земле. По паре, мужеского пола и женского, вошли к Ною в ковчег, как Бог повелел Ною (Быт. 7:7-9).
Я вошел на корабль, засмолил его двери. И затворил Господь за ним (Быт. 7:16).
Едва занялось сияние утра,

С основания небес встала черная туча.

Адду гремит в ее середине.

Из-за Адду цепенеет небо,

Что было светлым - во тьму обратилось.
Через семь дней воды потопа пришли на землю... . В сей день разверзлись все источники великой бездны, и, окна небесные отворились (Быт. 7:10-11).












    Месопотамские боги испугались потопа и поднялись на небо, где было жилище бога Ану. Перед входом в него они "прижались, как псы, растянулись снаружи". Они горевали и убивались из-за того, что случилось, и, полные уныния, плакали и жаловались.

    Описание, достойное Гомера!

    Но, как узнал Гильгамеш, потоп не прекращал бушевать:

Ходит ветер шесть дней, семь ночей,

Потопом буря покрывает землю.
И продолжалось на земле наводнение сорок дней, и умножилась вода.

И усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом (Быт. 7:17-19).
При наступлении дня седьмого

Буря с потопом войну прекратили,
И вспомнил Бог о Ное... и навел Бог ветер на землю, и воды остановились (Быт. 8:1).
Те, что сражались подобно войску.

Успокоилось море, утих ураган - потоп прекратился.
И закрылись источники бездны и окна небесные, и - перестал дождь с неба. Вода же постепенно возвращалась с земли, и стала убывать вода по окончании ста пятидесяти дней (Быт. 8:2-3).
И все человечество стало глиной!

Плоской, как крыша, сделалась равнина.
И лишилась жизни всякая плоть, движущаяся по земле и все люди (Быт. 7:21).














    "И все человечество стало глиной"... Утнапиштим, шумерский Ной, рассказывает о том, что он сам пережил. Вавилоняне, ассирийцы, хетты и египтяне, которые переводили, читали вслух или пересказывали эти слова, совершенно не представляли, что речь идет о реально происходившем событии (впрочем, как и современные ассириологи, с такими усилиями расшифровывавшие клинописные таблички).

    Сегодня мы знаем, что 134-я строка одиннадцатой таблички эпоса о Гильгамеше могла быть записана лишь очевидцем произошедшего. Только тот, кто мог сам видеть опустошение, вызванное катастрофой, сумел бы описать все это с такой поразительной достоверностью.

    Нужно было, чтобы кто-нибудь, спасшийся чудесным образом, собственными глазами увидел этот огромный слой глины, покрывший, как саван, все живое и сровнявший его с землей так, что "плоской, как крыша, сделалась равнина". Это предположение доказывается точным описанием бури. Утнапиштим конкретно упоминает именно южный ветер, который точно соотносится с географическим местом потопа. Персидский залив, чьи воды устремило ветром на равнинную местность, лежит к югу от устья Тигра и Евфрата. В описании Утнапиштимом погоды есть важная деталь - необычные атмосферные явления: появление черной тучи и грома (внезапно наступившая средь белого дня темнота), рев южного ветра, который гонит воды перед собой. По этому описанию любой метеоролог сразу же распознает циклон. Современным ученым-синоптикам известно, что в тропиках, на побережьях, островах, а особенно в долинах с речными наносами, существует опасность отливно-приливных волн, которые оставляют после себя катастрофические разрушения. Обычно их вызывают циклоны, сопровождающиеся землетрясениями и проливными дождями.

    По всей линии побережья Флориды, Мексиканского залива и Тихого океана в наши дни располагаются современные, оснащенные новейшим оборудованием системы предупреждения о приближении циклонов. Но для катастрофы, которая произошла в южной Месопотамии около 4000 г. до н. э., даже современная система предупреждения вряд ли оказалась бы эффективной. Иногда циклоны вызывают последствия, равносильные потопу. Вот один из недавних примеров.

    В 1876 году подобный циклон, сопровождавшийся ужасными землетрясениями, промчался через Бенгальский залив и направился к побережью близ устья Ганга. За двести миль от центра циклона у кораблей в море ломались мачты. На всем побережье произошел отлив. Отхлынувшая вода была подхвачена мощным циклоном, и поднялась гигантская волна. Она обрушилась в Ганг, и морская вода, поднявшись на 50 футов, устремилась в глубь страны. Была затоплена площадь величиной в 141 кв. милю, при этом погибло 215 100 человек.

    Утнапиштим рассказывает пораженному Гильгамешу о том, что произошло после бедствия.

Я открыл отдушину - свет упал на лицо мне, По прошествии сорока дней Ной открыл сделанное им окно ковчега (Быт. 8:6).
У горы Ницир корабль остановился. И остановился ковчег в седьмом месяце, в семнадцатый день месяца, на горах Араратских (Быт. 8:4).
Гора Ницир корабль удержала, не дает качаться. -








    В древних вавилонских клинописных табличках тщательно описывается, как найти гору Ницир. Она находится между Тигром и низинами реки Заб, где дикая скалистая горная гряда Курдистана круто поднимается от равнинной местности, окаймляющей Тигр. Место остановки корабля, которое указывается в поэме о Гильгамеше, точно соответствует месту, до которого дошла катастрофа, пришедшая в глубь страны с юга. Мы говорили, что дом Утнапиштима находился в Шуруппаке, возле современного Фары, среди болотистой местности, где Тигр и Евфрат отдаляются друг от друга. Приливная волна должна была принести корабль от Персидского залива прямо к горам Курдистана.

    Несмотря на точное описание, ученые почему-то никогда не пытались разыскать остатки этого гигантского корабля на горе Ницир. А гора Арарат, связанная с библейской традицией, напротив, стала целью серии экспедиций.

    Гора Арарат находится на востоке Турции, у границы с Россией (тогда СССР, ныне Арменией) и Ираном. Ее покрытая снегом вершина достигает высоты 16 000 футов. В прошлом веке, за много лет до того как лопаты археологов перекопали землю Месопотамии, на Арарат отправилась первая экспедиция. Причиной этого послужил рассказ пастуха.

    У подножия Арарата лежит маленькая армянская деревня Баязит, обитатели которой из поколения в поколение передают рассказ о замечательном случае, произошедшем с горным пастухом. Этот пастух рассказывал, что однажды он видел на горе огромный деревянный корабль. Отчет турецкой экспедиции, по-видимому, подтвердил рассказ пастуха, так как в нем упоминается деревянный нос корабля, который выглядывал летом из ледника на южной стороне горы.

    Еще одно свидетельство о том, что на горе Арарат находится корабль, принадлежит д-ру Ноури, архидьякону Иерусалима и Вавилона. Этот предприимчивый церковный сановник в 1892 году отправился в путешествие, чтобы исследовать верховья Евфрата. По возвращении он рассказал об остатках корабля в вечных льдах: "Внутри он был весь полон снега, борт снаружи был темно-красного цвета".

    Во время первой мировой войны русский офицер, летчик Росковитский, заявил, что заметил со своего аэроплана на южном склоне Арарата "остатки разбитого корабля порядочных размеров". Несмотря на то что война была в самом разгаре, царь Николай II тут же послал на Арарат поисковую партию. Надеялись, что корабль удастся сфотографировать. Однако все отчеты об этой экспедиции пропали (по-видимому, во время революции).

    Во время второй мировой войны произошло еще несколько подобных случаев - с русским пилотом и с четырьмя американскими летчиками. Эти последние отчеты были переданы для изучения американскому историку и миссионеру доктору Аарону Смиту из Гринсборо, специалисту по исследованию потопа. В результате многолетних трудов он собрал всю библиографию о Ноевом ковчеге. В коллекцию д-ра Смита входило 80 тысяч работ о потопе на 72-х языках, из которых в 70 тысячах упоминаются легендарные останки ковчега.

    В 1952 году д-р Смит провел вместе с сорока коллегами двенадцать дней на снежной вершине Арарата. "Хотя мы не нашли следов Ноева ковчега, - заявил он позже, - мое убеждение в достоверности описания Библией потопа не уменьшилось ни на йоту. Мы еще вернемся сюда".

    В 1952 году, с поощрения д-ра Смита, молодой французский исследователь Гренландии Жан де Рикер взобрался на вершину вулканического пика. Он тоже вернулся ни с чем. Но, несмотря на это, новые экспедиции готовились к дальнейшим попыткам исследовать Арарат.

    Ранним утром 6 июля 1955 года французу Фернанду Наварре, занимавшемуся поисками самого известного корабля в истории, к его весьма огромному удивлению, повезло: он нашел и забрал с собой три куска от деревянного бруса, вмерзшего в глыбу льда на вершине горы. Бревну было по меньшей мере пять тысяч лет. Но, конечно, нельзя было утверждать, что это - действительно останки Ноева ковчега.

    Ни одно предание древней Месопотамии не совпадает настолько близко с библейским текстом, как рассказ о потопе в эпосе о Гильгамеше. В некоторых местах встречаются почти буквальные совпадения. Но все же есть и существенные различия. Знаменитая история из "Книги Бытия" знает только одного Бога. Исчезли наивные и примитивные представления о сонмах богов, обитающих на небесах, многие из которых наделены чересчур человеческими чертами.

    При изучении преданий о потопе проблемы возникают из-за досадной человеческой склонности верить в то, во что хочется верить. В особенности это видно из поисков ковчега на Агри-Даги - вершине высотой в 5165 м, которая лежит на границе между Турцией и бывшим Советским Союзом. В соответствии с тем, что указывается в Библии (Быт. 8:4), здесь, по некоторым предположениям, остановился Ноев ковчег. Но при более внимательном рассмотрении все становится гораздо более неоднозначным, так как Библия говорит только о "горах Арарата". Араратом же называлась древняя земля Урарту, которая соотносится, в грубом приближении, с территорией современной Армении. Эпос о Гильгамеше, указывая место остановки ковчега, добавляет гору Ницир, а Беросс, вавилонский жрец, живший в эллинские времена и также упоминавший вавилонскую историю о потопе в своей работе "Вавилонские древности", добавляет еще "горный хребет Корди". Еще одно место претендовало на честь считаться местом остановки ковчега - гора во Фригии в Малой Азии, недалеко от города Келайнай, центра многочисленных легенд в древние времена. А магометане предпочитают считать, что ковчег остановился значительно южнее Агри-Даги, на горе Джуди, которая видна вдалеке, на другой стороне месопотамской долины. В общем, в качестве места остановки ковчега фигурирует множество гор.

    О том, что происходило и до сих пор происходит на горе, где, согласно христианскому преданию, остановился ковчег, еще не собрано достаточно документальных данных. Андре Парро полагает, что молчание - единственно правильная позиция, занятая научными журналами по отношению к периодически возникающим попыткам (обычно сопровождающимся оживленной деятельностью прессы), разыскать останки библейского ковчега высоко среди снегов и льдов. Фактически, в попытках обнаружить ковчег до сих пор не принял участия ни один специалист-археолог. Поэтому у нас нет достоверных отчетов о методах, которыми велись поиски, и об обстоятельствах, при которых были сделаны находки, не говоря уже о фотографических свидетельствах, которые могли бы подтвердить выдвигаемые гипотезы. Но дело вовсе не в том, что профессионалы-археологи слишком высокого мнения о себе, чтобы перетруждаться, карабкаясь на гору Арарат (или на Агри-Даги), а в том, что систематические археологичские расследования, особенно в такой труднодоступной местности, требуют огромных финансовых расходов.

    Необходимые финансы предоставляются ученым лишь тогда, когда ожидаются открытия, способные вызвать большой общенаучный интерес. Подобные находки на горе Арарат маловероятны. Заранее можно сказать, что с тех пор, как на земле живут люди и существует пик высотой 5 165 м, ни одно наводнение не поднималось настолько, чтобы вынести на такую высоту плавающую конструкцию типа ковчега. Местность вокруг горы Арарат не могла за это время подвергнуться таким грандиозным изменениям, чтобы остатки ковчега поднялись вместе с горой на новую высоту. Поэтому с самого начала поиски ковчега на Агри-Даги были обречены на неудачу, и, по удачному выражению Андре Парро, для экспедиций на гору Арарат гораздо больше подходят альпинисты, чем археологи.

    Но как же насчет деревянного бруса с Арарата, которому "по крайней мере пять тысяч лет"? Конечно, дерево подверглось экспертизе, установившей, что оно действительно прибыло с Арарата. Однако возникла трудность с определением возраста. Некая лаборатория в Париже сообщила, что дерево достигает возраста 4484 лет. С другой стороны, Институт доисторических исследований в Бордо довольствовался неопределенной общей формулировкой в отношении "древнего возраста" материала. Даже если бы эти институты провели более тщательные исследования и их отчеты оказались бы неопровержимыми, мы должны принять во внимание, что образцы, добытые неспециалистами и проделавшие долгий путь к упомянутым местам, должны были в значительной степени подвергнуться загрязнению. Возраст дерева был определен неточно, поэтому вряд ли возможно утверждать что-либо по этому поводу без оговорок. Следующая экспедиция на Арарат даже не нашла место, где первоначально было обнаружено это дерево. С другой стороны, было сообщено, что где-то в другом месте на Агри-Даги найдены деревянные обломки, однако возраст их определялся лишь между 1300 и 1700 годами. Этот результат вполне соответствует предположениям многих ученых о том, что, возможно, традиционно связанный с потопом Агри-Даги мог считаться "священным", и поэтому уже в раннюю христианскую эпоху там могли строить хижины для паломников или жилища отшельников.
К оглавлению

Назад

Популярные разделы